Суббота, 25 января 2020 17:22

Зарубежный опыт саморегулирования аудиторской деятельности

Оцените материал
(2 голосов)

Аннотация. Механизмы саморегулирования получили стремительное развитие в прошлом столетии. В регулировании аудиторской деятельности такие страны как Австралия, США, Канада, передали саморегулируемым организациям практически все полномочия. Однако, опыт этих стран показал, что человечество еще не готово к такой прогрессивной форме регулирования общественных отношений как саморегулирование, по крайней мере в области аудита. В статье рассмотрены механизмы саморегулирования аудита США и Канады. Автор приходит к выводу, что канадский опыт саморегулирования аудита будет полезен России.

Ключевые слова: аудит, аудиторская деятельность, регулирование аудиторской деятельности, саморегулирование, саморегулируемые организации, саморегулирование аудиторской деятельности.

Введение

 Саморегулирование аудиторской деятельностиСаморегулируемые организации (СРО) создаются в различных отраслях экономики в результате повышения самосознания и стремления хозяйствующих субъектов к совершенствованию системы управления в соответствующем сегменте хозяйственной деятельности на основе сокращения государственного регулирования. Это позволяет снизить активное участие государственных, в том числе надзорных, органов в тех сферах деятельности, где их присутствие представляется избыточным и дублирующим, тем самым сокращая расходы бюджета. В аудиторской деятельности саморегулирование приводит к повышению качества аудиторских проверок. Поэтому зарубежный опыт аудиторского саморегулирования представляет собой интерес для развития аудита в России.

Методы: для проведения исследования использовался монографический метод и метод экспертных оценок.

Результаты: для эффективного выполнения своих функций и задач аудиторская деятельность должна регулироваться. Автор отмечает, что в международной практике следует выделить три механизма регулирования аудиторской деятельности: государственного, саморегулирующегося и смешанного.

Государственная концепция регулирования аудита, называемая также европейская модель, широко распространена в некоторых европейских (Австрия, Испания, Франция) и азиатских странах (Китай, Вьетнам, Таиланд), а также Латинской Америке (Аргентина, Куба, Перу) [2]. В перечисленных странах аудит ориентирован на нужды общественного сектора, а регулирование аудиторской деятельности возложено на государственные органы власти, которые осуществляют централизованный контроль всех направлений аудита, за исключением внутреннего аудита, инициатива осуществления которого исходит от собственников и менеджеров организаций.
Вторая концепция, общественно-государственная или смешанная, получила развитие в Германии, США, Франции, Японии и других странах. В ней регулирование аудита осуществляется как на уровне государственных органов, так и на уровне независимых общественных институтов. В России регулирование аудиторской деятельности также осуществляется на уровне государства и саморегулирования.
Третья концепция, механизм саморегулирования, была распространена вплоть до 2002-2005 гг. в англоязычных странах (Австралия, Великобритания, Канада, США), в которых аудит ориентирован преимущественно на потребности инвесторов, акционеров, кредиторов и других экономических субъектов, и регулируется, главным образом, СРО – независимыми компаниями или общественными аудиторскими объединениями.
В США институты саморегулирования получили широкое распространение. Впрочем, это страна считается родиной саморегулирования как метода общественного регулирования [1, c. 103]. Неудивительно, что в 1994 г. Конгресс США передал полномочия контроля на рынке аудиторских услуг некоммерческой неправительственной организации [9]. Причиной этой передачи является некачественное государственное регулирование аудиторской деятельности [4]. При этом саморегулированием аудита в США считается передача полномочий по соблюдению федеральных законов или нормативных актов федерального правительства неправительственным организациям [8].
В результате эволюции регулирование аудита в США осуществляется на трех уровнях:
1) Советом по надзору за бухгалтерским учетом в публичных компаниях (PCAOB);
2) СРО: независимыми корпорациями и объединениями аудиторов;
3) внутри организации методами внутреннего контроля.
PCAOB как некоммерческая корпорация была образована в начале 2000-х годов в соответствие с законом Сарбейнса-Оксли от 2002 года, принятым Конгрессом США в результате выявления масштабного мошенничества в финансовом учете. PCAOB регулирует аудит акционерных обществ, а также брокеров и дилеров. Вышестоящей организацией является федеральное агентство Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC). SEC назначает совет директоров PCAOB, а также бюджет на управление корпорацией. PCAOB выполняет четыре основные функции по надзору за аудиторами: регистрация, инспекция, установление стандартов и обеспечение их соблюдения [6, c. 35].
Следовательно, PCAOB не является независимым саморегулятором, а регулирование аудита в США из механизма саморегулирования трансформировалось в смешанное регулирование.
СРО до сих пор имеют место быть в американском аудите, но их роль сводиться к консультированию чиновников и PCAOB, а также разработке рекомендаций по организации и проведению аудита. Самые значимые из них СРО – FINRA, AICPA, FEI и т.д. [7].
Кроме этого, секция 404 закон Сарбейнса-Оксли обязывает публичные компании осуществлять внутренний контроль финансово-хозяйственной деятельности. При этом публичные компании сами выбирают форму организации и процедуры внутреннего контроля.
В Канаде в ответ на принятие США закона Сарбейнса-Оксли в 2002 году немного скорректировали систему регулирования аудиторской деятельности, обновили стандарты бухгалтерского учета и аудита и выпустили новые требования к независимости аудиторов. В 2003 г. в Канаде был создан Канадский общественный совет по отчетности (CPAB) – некоммерческая правительственная организация, осуществляющая только надзор за канадскими бухгалтерскими фирмами, которые выполняют аудиторскую работу [5, c. 655]. В Канаде вопросы делегирования полномочий по регулированию аудита СРО решаются на уровне властей провинций. В 2019 г. все провинции использовали механизмы саморегулирования. Основная ответственность СРО заключается в том, чтобы оправдать доверие, оказанное им, посредством разработки законов и нормативных актов в области аудита [10, c. 570].
Следовательно, исполнительным органом власти, осуществляющим надзор за аудиторскими компаниями в Канаде, является правительственная структура, а СРО – законодательные органы власти.
Тенденция в развитии саморегулирования проявляется в том, что такие страны, как Великобритания, Австралия и Новая Зеландия, саморегулирующиеся виды деятельности были в разной степени поглощены более крупными системами регулирования, в которых государственные органы играют очень важную роль. Иногда эта роль заключается в надзоре за функционированием ранее автономного саморегулятора. Иногда госорганы берут на себя прямую ответственность за регулирование, которое ранее было полномочий СРО. Подобные изменения приближают профессиональное регулирование в этих странах к американской модели [7, c. 1575].

Заключение

Саморегулирование аудиторской деятельности с минимальным участием государства было присуще англоязычным странам, включая США, вплоть до 2002-2005 гг. В 2002 г. выявленные в США мошеннические схемы в финансовом учете вынудили власти этой страны изменить механизм регулирования аудита с саморегулирования на смешанный механизм, при котором авторизованная правительственная структура взяла на себя полномочия по регулированию, в СРО остались функции по консультированию и развитию методологии аудита. Вслед за США механизм регулирования изменили. Для России, по мнению автора, будет полезным опыт Канады, которая оставила за СРО функции по разработке правового обеспечения аудиторской деятельности.

Список литературы

1. Алгазина А.Ф. Саморегулирование как вид управленческой деятельности // Правоприменение. 2017. № 2 (vol. 1). С. 101-114.
2. Емченко Л.Ю. Зарубежный опыт организации и осуществления аудиторской деятельности // Инновационная наука. 2016. № 8-3. С. 95-99.
3. Ярославцева В.С., Семенова А.Н. Проблемы, тенденции и направления развития рынка аудиторских услуг в России // Наука и образование сегодня. 2017. №, no. 3 (14). С 17-19.
4. Douglas C. Michael. The Use of Audited Self-Regulation as a Regulatory Technique, 47 Admin L. Rev. 171 (1995).
5. Gilbert Liette, Zalik Anna. The limits of audit culture extractivism: Risk and reinsurance in Canadian oil transport by rail and pipeline // Extractive industries and society-an international journal. 2019. Том 6 Выпуск 3. С. 654-664.
6. Lohlein, Lukas. From peer review to PCAOB inspections: Regulating for audit quality in the U.S. // Journal of accounting literature. 2016. Том 36. C. 28-47.
7. Mahbubul Islam. Auditing in the 21st Century: Has Self-regulation Failed // Journal of Modern Accounting and Auditing. 2013. № 8 (Vol. 9). С. 1548-1583.
8. Raj Gnanarajah. Accounting and Auditing Regulatory Structure: U.S. and International / Congressional Research Service. 2017. URL: https://fas.org/sgp/crs/misc/R44894.pdf (дата обращения: 06.11.2019).
9. The Use of Audited Self-Regulation as a Regulatory Technique / ASUC. 1994. URL: https://www.acus.gov/recommendation/use-audited-self-regulation-regulatory-technique (дата обращения: 06.11.2019).
10. William Lahey. Self-Regulation and Unification Discussions in Canada’s Accounting Profession // Managerial & Decision Economics. 2019. – Vol. 39 Issue 5. С. 563-576.

Прочитано 205 раз Последнее изменение Суббота, 25 января 2020 17:48
Александр Зачетный
Александр Зачетный
Другие материалы в этой категории:
« Колониальная экономическая система России
Правый баннер